"Родина в говне" или "Дымоход судьбы".

     В начале 1960-ых вернулся из сибирских лагерей Донской казак по кличке Лазарь. Как только вышел он из вагона на вокзале Новочеркасска, то неприветливый, но такой родной степной ветер, окропил его каплями осеннего дождя. Он медленно поднимался до Собора, шурша истлевшими сапогами по листве вязов и акаций. Вот дом его однокашника по кадетскому корпусу - но распахнулось окно, и ворчащая по армянски толстая бабка, вылила прям под ноги Лазарю ведро ссанины с желтоватыми катяхами.

     - Ворот кунэм!* - злобно рявкнула бабка, и захлопнула окно казачьего куреня.
______

* - ворот кунем - на армянском угроза изнасилования в извращенной форме.

     Лазарь сжал кулаки, инстинктивно потянулся к Нагану, но сдержав себя отправился дальше. Он пришел до дому на родную улицу С. В его некогда богатом и красивом богатом курене, что строил отец-полковник, сталась коммунальная квартира, для инвалидов 1-ой Конной Армии, о чём гласила уродливая вывеска с красной звездой. Один красноконник, без ноги и половины руки, блевал на то место, где мать Лазаря когда-то растила душистые розы и хризантемы. Лазарь вошел в дом, в прихожей стояли вёдра с говном, в родительской комнате играла гармошка, и нетрезвые голоса пели революционные песни. Дверь была поломана, да забрызгана чем-то по типу блевотины, и Лазарь увидел внутри комнаты, на родительской кровати, играл на гармошке безногий инвалид, а рядом, на куче тряпья, совокуплялись мужик в тельняшке и бледная толстая бабища в красной косынке. За столом сидели кривые, косые, пьяные, в зассаных кальсонах мужики, все курили, кто-то пел, кто-то комментировал утехи собутыльников.

     А на стене, где еще остались обрывки персиковых бумажных обоев, то ли шоколадом, но скорей всего говном, было намазано - "буржуй!"

     Лазарь пустив скупую слезу, высадил барабан Нагана через дырку в двери, и отправился прочь, не забыв со всей силы вдарить рукояткой револьвера в протухшее темя тому самому, блюющему в клумбу, где мама растила прекрасные цветы. Лазарь пришел на кладбище, где устроился жить в разорённом склепе, где стояли разворошенные гробы, с истлевшими останками. На стенке склепа, которая до сих пор сияла белизной побелки, было тоже говном написано - "Ж@д!", "Х@Й!", хотя Краснянские, в склепе которых советский народ оставил свои оценочные суждения, были Донцами, но не евреями, которых почему-то упомянул писавший, видимо не нашедший в гробах бриллиантовых колье.

    Лазарь нашел себе хату, на окраине, где в былые казачьи времена. жили быдло, алкаши, асоциальный элемент, и там пристроился.

 

     Конец 80-ых, деду Лазарю за 90 лет. Отняло ногу, почти ослепли глаза. Соседка его, народный заседатель суда, Буюрова, решила задушить деда, чтоб прихватить себе угловой участок. Она сожительствовала со своим братом, при чём как муж и жена... Брат её помогал в попытке убить деда Лазаря. Но дед, словно шашкой, стал рубать их костылём, выбив Буюровой два зуба, а брату её сломал ключицу.

     Буюрова писала жалобы, что дед Лазарь "дважды Красновец" (дед воевал и в 1917-20, и в 1941-45) и его вешать бы надобно. Но прокурор, Попандопуло, отписался, что мол, Лазарь своё отсидел с 1945 по 1962 года.

Дед, калиграфическим подчерком написал чернильной ручкой объявления, и опираясь на костыль, побрел на Азовский рынок, повесить их, чтоб пустить в хату квартирантов.

     На следующий день пришла толпа грузинов, они все были братья, Малхазовы. Дед сколотил себе перегородку, а большую часть хаты сдал грузинам, чтоб его не убила соседка Буюрова.

     Грузины выпивали. И стали приводить в хату девку, толи Машку Галкину, толи Галку Машкину, внучку ЧКиста, что стрелял казаков по балкам в 30-е 40-е.

     В ту морозную ночь, грузины принесли много вина, и Машка, чи Галка, разошлась, словно несущийся на всех парах локомотив.

     Утром, дед Лазарь, Галка Машкина (или Машка Галкина), а так же шесть братьев грузинов были обнаружены мёртвыми. Причиной стало то, что кто-то закрыл дымоход на крыше Лазаревой хаты мешком с песком.

     Соседи видели, как ночью, кто-то похожий на  Буюровых, ставил лестницу, пока пьяные грузины драли свою подругу, и потом один, похожий на брата-мужа Буюрова держал лестницу, а жена-сестра заткнула дымоход затычкой.

     Но её не тронул прокурор Попандопуло, народный заседатель ведь! Попандопуло и менты, состряпали, что грузины, девка, да дед Лазарь отравились вином. Хотя дед не пил с самого Лиенца, а точнее с 1 июня 1945 года.

     Буюрова разбил инсульт лет через пять, а Буюриха, ходила и совокуплялась прям у него на глазах за бутылку водки, к ней ходили окрестные алкаши, и молодой стеснительный парнишка-извращенец на белой Волге, сын КГБ-шника, что после стал священником одного из храмов Новочеркасска. Потом когда брат-сожитель  надоел ей своим мычаньем и вонью от гниющего тела и дерьма, она погасила печь, и открыла хату в крещенские морозы, что в тот год были особо сильны.

     Позже Буюрова сдохла и сама. Перед смертью деда Лазаря вспоминала, да братьев Малхазовых, с той самой Галкиной, чи Машкиной. Её исповедовал тот попик, что заезжал к ней на папиной Волге... говорят он ей помог скорее встретить Господа.

*нажать кнопку унитаза, и включить гимн СССР*

***

 

Основано на реальных событиях в Новочеркасске, некоторые имена изменены. Сергей Белогвардеец. 4.01.2021 

Write a comment

Comments: 0

Сергей Белогвардеец  личный сайт © 2017-2021

Все права защищены. Вся информация, размещенная на данном веб-сайте, предназначена только для персонального пользования и не подлежит дальнейшему воспроизведению и/или распространению в какой-либо форме, иначе как с письменного разрешения  https://belogvardeec.com
Сайт не имеет финансирования, поэтому приветствуется любая финансовая помощь. Связь через контакты сайта.

+380930272643