· 

После Степного Похода. Казаки против казаков...

         Данная статья несет в себе цель, изучить все ошибки допущенные Белыми Казаками в период Гражданской войны в России 1917-1920 года. Несомненно, что в руководстве ВВД существовала разветвлённая резидентурная сеть советской разведки. До сих пор, не существует открытых источников, в том числе от контрразведки Донской Армии, с фамилиями большевистской агентуры. Последние документы Штаба Донской Армии были похищены террористом Гиркиным и его подельником Лискиным. Но редакция belogvardeec.com проводит исследования из открытых источников. К вашему внимание цикл статей о периоде между властью Каледина и Краснова. При занятии восставшими казаками Новочеркасска, стихийные лидеры уходили от власти, и на их место приходили те, чьи заслуги в восстании и освобождении Новочеркасска едва ли заметны. Противостояние лидера Степняков П. Х. Попова и будущей команды атамана П. Н. Краснова. Обзор от Александра Половцева.


        Один из руководителей делегации «временного донского правительства» к Походному Атаману генералу Попову П.Х., начальник оперативного отдела «донской армии», генерального штаба подполковник, на фото уже генерал-майор Поляков Иван Алексеевич.

Донские казаки, фото, ВВД, Донская Армия, История России,
Поляков И. А.

После занятия Новочеркасска 1 апреля 1918 года, там около 11 часов ночи по инициативе группы «политиканствующих» офицеров во главе с есаулом Яновым был образован, как временная краевая власть, «совет обороны».

Войсковой старшина Фетисов, избранный казаками, «советом обороны» был заменён генералом К.С.Поляковым с присвоением титула «командующего донской армией», а его начальником штаба был приглашён полковник С.В.Денисов, проживавший в станице Богаевской.

В такой обстановке руководство боевыми операциями восставших и вообще организация всего дела, в силу разных обстоятельств, были не на высоте. В частности для поддержки духа казаков не велось никакой пропаганды. Характерной особенностью было колебание настроений, как это было в Баклановском районе: от подъёма к упадку и обратно.

Многие представители восставших станиц допускали, что при таких обстоятельствах Новочеркасск может быть оставлен, и настаивали на необходимости заранее вывезти из города запасы золота, снарядов, патронов и прочего, но им всегда отвечали, что об этом своевременно позаботится штаб.

В результате ряда причин казаки от Нахичевани отошли к Новочеркасску, а 4 апреля 1918 года и он был ими оставлен с такой поспешностью и неорганизованностью, что ничего не было вывезено, даже деньги. «Совет обороны» вывез всего 25 рублей. А в Заплавской станице, чтобы подбодрить казаков, им говорили: «Походный Атаман везёт золото, пушки, снаряды и патроны».

Остатки «донской армии» сосредоточились в станице Заплавской, где началась их реорганизация. К этому времени и командованию «армией» и «совету обороны» было известно, что партизанская армия Походного Атамана сосредоточена в Нижне-Курмоярской, и что Маныческий съезд станиц Черкасского округа признал в лице Походного Атамана верховную власть в Войске, как военную, так и гражданскую.

Однако «совет обороны», созданный в Новочеркасске после Маныческого съезда, с «благословения командования армии», чтобы вырвать власть у Походного Атамана генерала П.Х.Попова путём образования временного донского правительства, 8 апреля объявил себя таковым, но в то же время продолжая рассматривать партизан Походного Атамана как «допинг» для восставших казаков.

10 апреля 1918 года (23 н.с.) в Константиновскую к Походному Атаману приезжала делегация из Заплавской станицы от штаба «донской армии» и от «временного донского правительства». Председатель «правительства» Г.Янов и начальник оперативного отделения «армии» И.Поляков добивались призвания этого правительства до созыва Круга за верховную власть на Дону; признания права за Заплавской группой именоваться «донской армией»; настаивали на том, чтобы генерал Попов оставался бы Походным Атаманом «своих» партизан и чтобы он вёл организационную работу повстанческого движения в других округах, а «донской армии», но праву её «первородства» предоставил Черкасский округ, со всеми выходящими отсюда последствиями. Г.Янов и И.Поляков «по праву первых начавших борьбу» настаивали на своих требованиях.

В Южной группе велась пропаганда против Походного Атамана и всех участников Степного Похода; распространялись слухи, что генерал Попов и партизаны 12 февраля бежали из Новочеркасска, бросив всё и вся на милость победителей, бросили раненых и золото. Шли они из штаба Южной группы, и чтобы их пресечь, нужно было сменить весь штаб.

В ночь на 22 апреля 1918 года (5 мая н.с.) полковник Сидорин донёс Походному Атаману, что в Раздорской задержана моторная лодка с бежавшими из Ростова служащими порта, сообщившими, что город занят каким-то офицерским отрядом, и что немецкие части подходят к Ростову. 22 апреля утром конные разъезды сотника Азарянскова и сотника Гавриленкова, высланные к Новочеркасску, донесли, что они дошли до окраин города, что красные по случаю наступающей Пасхи пьянствуют, охраны города почти нет и что много поездов уходят на Ростов. А вернувшийся из самого города агент Особого Отделения хорунжий А. дополнил, что действительно, Ростов вечером 21 апреля был занят каким-то офицерским отрядом, красные частично отошли в Нахичевань и станицу Александровскую, часть за Дон – в Батайск, и что для освобождения Ростова из Новочеркасска утром 22 апреля послано несколько эшелонов красной пехоты со значительным количеством орудий, конный полк, бронепоезд, два броневика и т.д. В силу этого Новочеркасский фронт сильно ослаблен, красное командование нервничает, чувствуя себя как в мышеловке, т.к. помимо общего положения на Дону, немецкие войска подходят или уже подошли к Ростову и Зверево. В силу этого пути отступления красным, не желающим покидать железную дорогу на Воронеж и Царицын, или за Дон, – через Ростов отрезаны.

Получив все эти сведения, Походный Атаман приказал начальнику Южной группы полковнику Денисову в 3 часа ночи на 23 апреля атаковать Новочеркасск, а начальнику Северной группы – оставив заслон против Александровск-Грушевска, партизанская отряд приблизить к правому Флангу Южной группы фронтом на Персияновку, для усиления Южной группы – прислать в Заплавскую конный полк есаула Климова, а для символического участия партизан-степняков в атаке Новочеркасска, прислать в Заплавскую же конную Семилетовскую сотню есаула Зеленкова и офицеров-подрывников из Юнкерского отряда.

Но когда Походный Атаман попросил начальника штаба Южной группы И.А.Полякова передать этот приказ в штаб Походного Атамана для передачи командующему Северной группой полковнику Семилетову, Поляков заявил, что этого он сделать не может, т.к. красные заняли в тылу Южной группы Мелиховскую, прервали телефонную и телеграфную связь с Раздорской, связи с Семилетовым тоже нет, и что сильные разъезды красных находятся между Заплавской и Раздорской. Иначе говоря, с «занятием» Мелиховской красными создавалась угроза тылу Южной группы, готовящейся к атаке Новочеркасска.

Генерал Попов, чтобы не отменять атаки, послал из своей конвойной калмыцкой сотни несколько разъездов с распоряжением полковнику Сидорину выслать требуемые части и ликвидировать красных, «занявших» Мелиховскую. Калмыки на всём своём пути не встретили ни одного красного разъезда и установили, что Мелиховская красными не занята и не занималась. Всё сказанное И.А.Поляковым оказалось его фантазией. Уже в эмиграции он сознался, что обманул генерала Попова. Его обман не только вызвал задержку прибытия в Заплавскую назначенных Походным Атаманом частей из Северной группы, но мог и сорвать всё наступление.

23 апреля 1918 года, по занятию Новочеркасска, некоторые командиры полков, на радостях сравнительно лёгкого захвата города, и видимо полагая, что красные бежали далеко, с разрешения начальника штаба Южной группы отпустили своих людей «в отпуск по домам». В первую очередь это произошло в лучших полках – Новочеркасском и Кривянском.

В это время красные, установив у Новой тюрьмы артиллерию, открыли по городу огонь: 3 или 4 снаряда попали в купол Собора, и под прикрытием огня они стали накопляться значительными силами. А по городу в это время, бродили кучки казаков разных полков и ни одного командира. Походный Атаман, проезжая по Московской улице, когда Платовский проспект и Дворцовая площадь осыпались гранатами красных, увидал около Торговых рядов одно орудие и около полусотни конных и пеших казаков. А командир одной из сотен Бесергеневского полка доложил ему, что в районе зарода «Южная Бавария» неустойчиво и туда нужны подкрепления.

24 апреля 1918 года чинами Особого Отделения, по приказанию Походного Атамана Попова П.Х., был арестован сапожник, член красного «совета пяти», подписавший сотни смертных приговоров «контрреволюционерам». По приказанию генерала Попова он подлежал военно-полевому суду. Однако, в дни атаманства генерала Краснова, он по протекции начальника штаба Донской Армии И.А.Полякова был освобождён из тюрьмы, а после оставления Новочеркасска в конце 1919 года продолжил свою кровавую работу, подписав ещё тысячи смертных приговоров казакам.

24 апреля 1918 года командование Южной группой, в лице командующего и его начальника штаба, предлагали Походному Атаману начать с большевиками «мирные переговоры», послав к ним делегатов.

 

Предположительно родственник начальника большевицкого карательного отряда товарища Полякова, бывшего кирасира его величества, направленного в станицу Суворовскую, что послужило причиной восстания этой станицы 18 марта 1918 года.

Александр Половцев

Ещё по теме Степного Похода:


Использованы материалы:

Сайт http://elan-kazak.org/

Сайт https://www.don-ataman.org/

Материалы книги "Атаман Краснов и Донская Армия 1918" А. В. Венков 

Write a comment

Comments: 0

Сергей Белогвардеец

Голосовая связь - Фейсбук

https://www.facebook.com/sergey.Ajin161

Сергей Белогвардеец личный сайт © 2017-2019

Все права защищены. Вся информация, размещенная на данном веб-сайте, предназначена только для персонального пользования и не подлежит дальнейшему воспроизведению и/или распространению в какой-либо форме, иначе как с письменного разрешения  https://belogvardeec.com